Skip to content

Византийское государство и церковь в ХI веке. От смерти Василия II Болгаробойцы до воцарения Алексея

Скачать книгу Византийское государство и церковь в ХI веке. От смерти Василия II Болгаробойцы до воцарения Алексея fb2

Его основополагающая работа "Византийское государство и Церковь в XI. Автор находит возможным варьировать исторический материал по прихотям собственной фантазии, черпая его для времени [] от Константина VIII до воцарения Алексея I у Холодный, Николай Григорьевич Джесси Рассел, [] который служит едва ли не единственным его источником.

Византийское правительство не было враждебно к Ка—синскому монастырю и в этом отношении не похоже было на владетелей Ломбардии, князей Капуи, Салерно, графов Марсийских, Аквинских, маркграфов Киэти, которые не только враждовали с норманнами, но приходили в столкновение с Касинским монастырем и монахами.

Государство принимало ближайшее участие в делах Церкви и в нужде являлось к ней на помощь, в свою очередь Церковь участвовала в делах государственных и помогала государству.

djvu, txt, fb2, djvu

Он пишет языком безыскусственным, вульгарным, он прост и легковерен, разделяет все предубеждения своей нации. Согласие Малатерры с Вильгельмом Апулийским в некоторых пунктах, [] по которым этот последний находился в зависимости от латинского сочинения, послужившего источником Анне Комниной, заставляет предполагать, что и Малатерра, подобно Вильгельму, воспользовался этим же источником.

Жизнь Греческой империи, получив сильный толчок к централизации еще в конце III. Ослепление было его любимым наказанием, которое он ко всем применял, не разбирая звания и состояния, не принимая в расчет степени вины и даже самого факта вины.

Михаил Пафлагон, история которого составляет предмет четвертого отдела, лично известен был Пселлу столько же, сколько его предшественник, Роман, т.

Пселл по своему положению как министр, приближенный царский советник и дидаскал, имел массу знакомых, друзей, почитателей и учеников на всех ступенях общества. В нашем каталоге Теоретическая механика: Они говорят, что Константин VIII жаловал и приближал к себе людей худородных, незначительного состояния, даже людей несвободных, прислужников своего покойного брата, людям же почтенным, отличавшимся по роду и доблестям, не оказывал внимания; любимцы его из простонародья пользовались милостями, а люди высокородные были ослепляемы.

Шотландец Георг Финлей, [63] с помощью своего философского отношения к предмету, бесспорно, осветил некоторые темные стороны византийской истории, но и он не избежал справедливых упреков в том, что не позаботился дополнить данные, найденные у Лебо и Гиббона, новыми источниками и был слишком доверчив к своим предшественникам.